Последние фото

 

К семинару-совещанию в Нижнем Тагиле

28 мая 2012

 

Специально к семинару-совещанию директоров спортивных школ в Нижнем Тагиле Федерация выпускает сборник материалов российских и зарубежных специалистов в помощь тренерам. В него вошли статьи о специальной технической, физической и психологической подготовке, советы опытных тренеров, анализ ошибок и заблуждений. Сегодня мы публикуем одну из статей сборника:

К. Блюме. CTPAХ - ПОСТОЯННЫЙ СПУТНИК ПРЫГУНОВ НА ЛЫЖАХ

K.BLUME. DIE ANGST FLIEGT IMMER MIT // SPORT. - 1990. - 7

"С тех пор как птицы увидели меня летавшим, они ходят пешком",

- сказал однажды победитель Кубка мира в прыжках на лыжах

Э.Веттори.  Летать как птица - это мечта, причем такая же старая, как я

само человечество. И, тем не менее, сильнейшие прыгуны считают:

страх сопровождает их в полете постоянно.

Страх перед падением сопровождает каждого прыгуна с момента

отталкивания до самого приземления. Этот страх охватывает даже

самых смелых. И основания для его возникновения существуют

реально. На очередном этапе Кубка мира, проходившем в Либерец

(ЧСР), упал Д.Тома. Победитель Турне четырех трамплинов 1990 г.

оттолкнулся от трамплина на какие-то сотые доли секунды позже, чем

надо, перекосил в воздухе правую лыжу, приземлился на левую,

затем на голову и на спину. Последствия: сотрясение мозга, вывихи,

переломы.

Вот что говорит по этому поводу спортивный психолог д-р Ульрих

Каль из Мюнхена (ФРГ): "Однозначно, что прыжки на лыжах

относятся к рискованным видам спорта, который сочетает в себе

большую опасность с бравадой, с вызовом. С позиций чисто

субъективной оценки собственных способностей риск при этом

градируется низко".

Что же происходит на самом деле? Тот, кто стоит высоко наверху,

на площадке для разгона, на этом памятнике безрассудства,

тщеславия и опьянения, нередко хотел бы вернуться назад. Но он не

делает этого из страха, что внизу могут заметить, что он

действительно боится. Страх свойствен сильнейшим прыгунам как

прежних лет, так и настоящего времени. Чувство страха испытывает и

Д.Тома ("Кто говорит, что он не боится, тот лжет"), страх овладевал и

Б.Вирколой, великим норвежским прыгуном, чемпионом мира 1965 г.

и трехкратным победителем Турне четырех трамплинов. Виркола

вспоминает: "Наверху на трамплине, как в загсе: больше всего хочется

сбежать". Но как говорится, на это не идет никто.

Западногерманский прыгун А.Бауэр отмечает: "Такое напряжение

можно выдержать, если говорить себе: со мной ничего не случится, со

мной вообще ничего не может случиться. Но нужно иметь мужество

сказать себе: сегодня я больше не прыгаю". И тем не менее он

каждый раз поднимался на трамплин, развивая на горе разгона

скорость до 100 км/ч.

Австрийский прыгун А.Коглер, например, в течение многих лет

находился в тисках страха. Он убеждал себя - напрасно. Он пытался

избавиться от чувства страха с помощью медикаментов -напрасно. Он

применил лечение иглоукалыванием - и в 1982 г. стал чемпионом

мира. Однако страх в нем остался - тот первобытный страх, который

одновременно служил для него защитой.

Требуется человеческий разум, когда прыгун мчится вниз по

трамплину со скоростью более 100 км/ч. Требуется огромное

напряжение всех человеческих сил, когда на прыгуна неудержимо, с

фантастическим ускорением надвигается стол отрыва. Что ждет

спортсмена в конце, этого дьявольского спуска? В его восприятии

воспроизводится бешеный поток постоянно меняющихся образов.

Поток картин, который человеческий мозг просто не в состоянии

переработать.

С точки зрения врача этот процесс выглядит следующим образом:

сердце спортсмена работает еще спокойно, когда он ждет

переключения сигнальной лампочки. Когда он так сидит в ожидании

сигнала, забыв обо всем вокруг себя, его пульс равен 80-90 уд/мин. Во

время полета пульс учащается до IIO-I40 уд/мин,. но еще заметнее он

становится при приземлении: до 180 уд/мин. При этом нет никакой

разницы, прыгает ли новичок или опытный прыгун.

"У опытных мастеров, - подчеркивает спортивный врач П.Имхоф

(Швейцария), - перед прыжком частота пульса такая же, как и у

"нервозных новичков". И это действительно так. Раньше прыгуны

пытались превозмочь страх с помощью алкоголя - напрасно. Позже

они использовали медикаменты - напрасно. Доктор П.Баум-гартл,

один из врачей австрийской команды прыгунов, исследовал это

явление и сделал вывод: "С успокоительными средствами или без

них, с бетаблокаторами или только с плацебо - дальность прыжков и

оценки за осанку остаются одинаковыми". При этом такое состояние

продолжается лишь одно мгновение. Правильное отталкивание от

стола отрыва гарантирует прыгуну полет в 6 с. Но говорят же, что за

несколько секунд можно прожить всю жизнь.

Чрезмерно раздраженная нервная система - следствие серий

выполненных полетов. Во время полета, этой "вечности длиной в 6 секунд",

у прыгуна чрезмерно повышается гормональный уровень. И

одной-единственной ночи между сериями прыжков недостаточно,

чтобы привести в спокойное состояние чрезмерно раздраженную

нервную систему.

Медицинские исследования показали, что перманентный выброс

гормонов стресса отрицательно воздействует на чувство координации

прыгуна. Другими словами, прыгун хотел бы выполнить все

необходимые движения правильно, но ему это не удается. Именно в

этот момент- им овладевает смертельный страх. Д-р К.Шнабель,

бывший прыгун экстра-класса, ныне - врач в университете города

Инсбрука, считает: "Прыгунов без чувства страха не существует. Среда

них, конечно, есть так называемые дикие псы, но и они познают страх,

по меньшей мере после своего третьего капитального падения,

причем самый сильный". Этот страх овладевает когда-нибудь всеми

прыгунами: страх перед свободным падением.

 



« Назад к списку

Наши спонcоры и партнеры: Трубная Металлургическая Компания FIS Кондактио