Последние фото

 

«Соревнования есть соревнования, выживает сильнейший». Евгений Плехов — о прошедшем Турне четырёх трамплинов

11 января 2019

Редакция нашего блога продолжает знакомить читателей с главным тренером сборной России Евгением Плеховым. На этот раз мы обсудили в Бишофсхофене результаты команды на Турне четырёх трамплинов, технические аспекты подготовки сборной, а также все ключевые моменты текущего сезона. 

— Как вы оцениваете итоги Турне четырех трамплинов?

— Наши ожидания на Турне не оправдались, планировали результаты лучше, и это касается не только Жени (Климова – прим. ред.), но всей команды в целом. Но есть в этом и свои плюсы. Мы провели собрание с ребятами, пообщались. Через все нужно проходить, и через такой результат тоже. Соревнования есть соревнования, выживает сильнейший. Я общался с иностранными тренерами, австрийцами, поляками – сейчас уровень Кубка мира, топ-30, запредельный. Здесь любые технические недочеты могут тебя отодвинуть. Нужно выходить с холодной головой, горячим сердцем и знать то, что ты делаешь.

— Женя нам рассказывал про ощущения, которых не хватает. Как их вернуть? Они нарабатываются тренировками?

— Тренировками. Чувства возвращаются тренировками, но не в соревновательном режиме – это точно нет.

— Это именно прыжковые тренировки или в зале в том числе?

— И в зале, и на трамплине это все возвращается, но не в соревновательном режиме, это я сразу могу сказать. Потому что соревновательный ритм, соревновательный режим – здесь соревнуются и показывают лучшее, на что готовы. Если у тебя технический сбой, технические недочеты, то, как сказал сегодня один из тренеров, с переднего края надо уходить и посидеть, потренироваться, это обязательно. И у нас такая возможность есть. Так что будем исправлять, будем обратно забираться. Как упали, так и будем обратно подниматься, 100%. Я уверен, что мы можем обратно вернуться. Нам просто деваться некуда, на самом деле.

— Сейчас будет прицельная подготовка к Зеефельду?

— На этот сезон у меня прицельная подготовка к Зеефельду. Дальше у меня уже пойдёт уже следующий сезон. Будем Кубок мира добивать до конца, но уже с прицелом, что следующий год проходной, и будем не так экспериментировать, как на этом Турне с командой, где был пробный состав, потому что дали возрастным и самым опытным спортсменам Корнилову и Васильеву отдохнуть, потому что у них прыжки тоже не блистают. Дали им возможность и потренироваться, и Новый год с семьями провести, и заново зажечься изнутри. Сейчас приеду на чемпионат [России], и посмотрим, как это все будет.

— А как будет проходить подготовка к чемпионату мира? Будут дополнительные сборы?

— Будем сниматься с определённых этапов Кубка мира. Сейчас из-за чемпионата России пропускаем этап в Валь-ди-Фьемме, а потом второй состав должен быть выезжать на этапы Континентального кубка и Кубка мира в Японии, в Саппоро. В Лахти также будет выезжать вторая группа. А уже после чемпионата России определим ту пятерку, которая будет уже непосредственно готовиться к чемпионату мира. Пофамильно я озвучу состав после чемпионата России.

— Состав будет зависеть от результатов чемпионата России?

— В том числе, потому что рейтинг чемпионата России надо поднимать, так как надо дать другим возможность. У нас много спортсменов в России, надо дать другим спортсменам себя проявить с лучшей стороны. Чемпионат России в последние годы – последние лет пять-шесть – проходил в конце марта после Планицы, когда спортсмены приезжают с полётных трамплинов, сезон окончен, — уууф, а им ещё на чемпионате бодаться. Неуместно, не укладывалось. Поэтому решили, что правильнее всего сейчас, когда вот эта компания приезжает с Турне, возрастные спортсмены дома, молодежная команда тоже уже находится там — кто-то целенаправленно в Чайковском готовится. Там будут все, соответственно, просматривать будем всех.

— На чемпионате мира будут использоваться два трамплина — один в Зеефельде, один в Инсбруке. В Инсбруке прыгали сейчас на соревнованиях, а в Зеефельде был сбор, так ведь?

— Да, в Зеефельде был сбор перед Оберстдорфом, пару дней зацепили, а также перед Энгельбергом там попрыгали. Но мы ещё туда прокатимся, думаю, одну-две тренировки там проведём.

— Трамплин ребятам понравился?

— Да! В Инсбруке трамплин закроют скоро, а в Зеефельде закроют трамплин за 14 дней до старта. Мы с ребятами попрыгали, опыт есть опыт, для ощущений надо было попрыгать, чтобы ребята попробовали, потому что он находится на высоте. Там и девчонки наши прыгали, я посмотрел перед Энгельбергом три-четыре дня, потому что Кубок мира в Титизее-Нойштадте отменили, и мы все собрались и провели такой сборчик.

А сейчас планируем после этапа Кубка мира в Закопане остаться там и потренироваться несколько дней, а потом поехать в Австрию готовиться, чтобы выступить в Оберстдорфе на Кубке мира, потом домой на шесть дней, побыть с семьей, провести скоростно-силовую работу. Потом проведём сбор на три-четыре дня в Рамзау, затем выступим на Кубке мира в Вилленгене той командой, которая выступит на первенстве. И прямиком на чемпионат мира.

Это моя основная цель на ближайшие месяцы. Дальше сезон проходной, дальше начнутся эксперименты с составом – тот же Трофимов, тот же Назаров, тот же Сергеев. Ещё есть Максимочкин, Бояринцев – сейчас увидим, кто в какой форме находится.

— Раз уж заговорили про состав, у нас есть провокационный вопрос от болельщиков. Кого лучше привлекать – условного Васильева, который может выдать за пять этапов один классный прыжок, или молодых, которые пока плохо освоились и прыгают пока не самым лучшим образом?

— По этому вопросу отвечу, что я полностью согласен, что нужно привлекать молодых спортсменов, обкатывать, но нужно обкатывать молодых спортсменов, готовых выступать на уровне соревнования. Я думаю, что если сейчас даже взять того же Васильева, нужно выяснить для себя и для него самого, почему у него получается всего один прыжок, а не два соревновательных. Вот это вопрос. Я для себя уяснил, почему.

— Но надо с этим бороться.

— Надо с этим бороться и поэтому боремся, пытаемся. Частично поэтому спортсмен сейчас находится на домашней подготовке, чтобы у него была возможность почувствовать, наладить. Потому что спортсмены очень опытны. Я уже сказал и Васильеву, и Корнилову, что я знаю, уверен и вижу, что они могут прыгать нормально.

А если про молодых спортсменов, то я ещё раз повторяю, что нужно приходить на соревнование данного уровня готовыми, а не загонять на старт как пушечное мясо. Да, не спорю, нужно им обкатываться, но для этого есть Континентальный кубок, есть кубок ФИС. Вот этих юниоров не просто так взяли –тот же Тими Зайц 1999-го года, попадающий в топ-30. Все нужно делать по-сте-пен-но, чтоб не наломать дров, чтобы спортсмен не закрывался – ключ подобрать сложнее.

На чемпионате России хотим посмотреть как они сработают при скоростях Кубка мира, не выше, потому что пора на чемпионате России заканчивать с запредельными скоростями. Опустим лавочку до Кубка мира и посмотрим, на что у нас готовы юниоры, на что готова вторая команда и на что команда, которая здесь (на Турне – прим. ред.). И из этого сделаем правильные выводы.

— То есть на полетный чемпионат мира вы вообще не смотрите?

— Он будет в феврале или марте — так далеко я пока не заглядывал (с 20 по 23 марта 2019 года –прим. ред.). Но прицел на три года уже будет, чтобы готовить команду непосредственно к Олимпийским играм. На российских сборах будем делать расширенный состав, однозначно привлекать тех, кто в юниорской сборной и не только. Возможно, попробуем углубиться в поисковой процесс, а не то, как у нас сейчас есть критерии отбора в сборную – с первого по шестое место и все.

— Правильно ли мы понимаем, что вы хотите в ближайшие год-два собрать основной костяк команды, как у больших сборных? Плюс у них больше квота, чем у нас, и два-три спортсмена ротируются и выступают то в Кубке мира, то в Континентальном кубке

— Чтобы ротировать команду, нужно расширять квоту. Чтобы расширять квоту, то нужно это делать с самых низов. То есть если на Кубке ФИС мы можем выставлять десять человек, то на Континентальном только троих. Поэтому в следующем году сделаем прицел на Континентальный кубок. Потому что спортсмены, выступающие на Кубке мира, будут выступать сильнейшим составом – летом увидим, кто будет лучше.

 То есть полностью заполнять квоту вы не будете?

— Кто будет готов, тот и будет ездить. А основной костяк пойдет на освоение Кубка ФИС и Континентального кубка. Если мы хотим собрать команду к Олимпийским играм, то надо начинать с самого низа. Но сейчас наша цель – чемпионат мира, потому что я реально вижу, что можно собрать команду и показать результат. У нас нормальная команда, просто ребятам надо поверить в себя.

— Расскажите немного по тренерским штабам, кто именно с какой командой ездит?

— Начиная с Турне прибавился физиотерапевт – Боштьян Ахачич. Он очень…хороший... нет, слово «хороший» мне сказали убрать из лексикона. Человек, который выполняет свои функции. Сейчас в команде все выполняют задачи, которые перед ними поставлены. Сергей Георгиевич Шереметьев отвечает за медицину, он в плотном контакте с ребятами. Бошьтян отвечает за физиотерапию, а также он является тренером по фитнесу. Илья Сергеевич Росляков – тоже специалист высокого уровня.

— С основной сборной все достаточно понятно, с Континентальным кубком в общих чертах тоже, а кто сейчас занимается Кубком ФИС?

— С Континентальным кубком работают Геннадий Чижов и Ильдар Фаткуллин. Тренеры знающие, работающие. Пусть проявляют себя, зарекомендуют. Я знаю их, мы очень много лет работали вместе в сборной команде России. У них сейчас появился шанс проявить себя с лучшей стороны. А на Кубке ФИС у нас в этом году в большей степени за счет территорий выступает юниорская сборная под руководством Александра Николаевича Арефьева, Павла Викторовича Чичерина, плюс тренеры с территорий. За резерв по федерации у нас отвечает Петр Валентинович Чаадаев.

По следующему сезону надо более детально прорабатывать план, потому что если мы хотим как-то команду подсобрать, просмотреть команду, нужно углубиться, кто на каких соревнованиях выступает, кто куда ездит. Это означает не просто назначить тренеров, а именно совместно с федерацией, с тренерским советом, проработать, отправить бумаги в территории, чтобы они знали, были готовы, так как на Кубок ФИС спортсмены выезжают за их счет. Сейчас складывается ситуация подобным образом: «Оо, ФИС-кап, давайте съездим, отстартуем!» Так дело не пойдет, надо все прорабатывать.

 Давайте поговорим немного про техническую часть. Много разговоров ведется про костюмы, ткань, из которой они изготавливаются, про дисквалификации. Собственно, что за тайная ткань, про которую говорили норвежские тренеры, и что в ней особенного?

— Да уже никаких секретов нет. Весь Кубок мира прыгает в этих таинственных костюмах. От предыдущих материалов ничем эта ткань не отличается, продается на тех же фабриках Eschler и Meininger, производится в Швейцарии, Германии, Польше. Там же производится, закупается материал, отшиваются костюмы. Единственный момент – то, как сшиты костюмы. Там есть свои детали, свои аспекты.

К каждой команде прикреплена фигура, которая отвечает именно за пошив комбинезонов. Не сказал бы, что эта ткань более долговечная. Если брать по сезону, то у спортсмена, который выступает на Кубке мира, должно быть, на мой взгляд, от десяти костюмов и выше. Есть тренировки, есть соревнования. На соревнованиях должны быть уже готовые соревновательные костюмы, уже с необходимой продувкой, по правилам ФИС не меньше 40 литров.

Если вопрос ставить касательно дисквалификаций… Согласно правилам есть тесьма, под которую подгоняются комбинезоны. Но мы играем в пределах правил ФИС. Тесьма находится на линии талии. Это измеряют наверху, вот почему Сергеева сняли. Где-то проходит, где-то не проходит, и это зависит от спортсмена, натянул он костюм или не натянул. Комбинезоны отшиваются по правилам, все проверяется и продувается и у нас в команде в том числе непосредственно перед стартом. Спортсмен же – личность, тоже заинтересованная в достижении результата, приходит, сам продувает, промеряется.

Это делают все спортсмены, не только наши. Берут ботинки, идут на замеры. Весь инвентарь, соответствующий правилам ФИС, у нас имеется: продувочная машина и приспособления для измерения шагового шва на костюмах. Да, случаи дисквалификации присутствуют, как говорится, «играем на грани фола». Но если вы посмотрите на другие сборные, например, Норвегию или Словению, то увидите, что тех же словенцев летом часто дисквалифицировали, норвежцев тоже. Я конечно не оправдываюсь, мы стараемся за этим следить и учить спортсменов, как надуваться, как сдуваться.

Источник: Регламент для экипировки, используемой на соревнованиях, FIS, 2018/19

— Можно ли это как-то контролировать, потому что в некоторых сборных практически не бывает дисквалификаций? Например, случаи дисквалификации польских спортсменов гораздо реже случаются, чем у тех же норвежцев или в последнее время у американцев.

— Все же экспериментируют. Как проходит контроль экипировки перед прыжком: если ты не проходишь промер, тебя возвращают наверх, спускаешься еще раз, опять не прошел, снова отправляют. Все играют на грани фола. То же самое и у поляков, я уверен на 100%. Можно ушить комбинезоны, чтобы они имели нулевую толерантность. Да, ты будешь проходить без проблем. Но либо ты прыгаешь и соревнуешься, из всего выжимаешь максимум, либо…Кто не рискует, тот не пьет шампанского.

Но в любом случае риск должен быть в лимитах установленных правил. Ты можешь, конечно, выходить за пределы, но это дело случая: один раз прошло, другой тебя поймали и сняли.

— С костюмами выяснили, а что с лыжами, смазкой и остальным техническим оборудованием в сборной?

— Команда всем укомплектована, а если чего-то не хватает, докупаем. Со всем, чем пользуются в Кубке мира, мы тоже экспериментируем как летом, так и зимой. Всегда ищем, потому что нет предела совершенству. Скорости зависят во многом от самих спортсменов, не только от того, как ты приготовил лыжи.

С этого сезона начали более внимательно следить за материалами. Лыжи ребят, которые стоят на рекламе, отправляем дважды за сезон обратно на фабрику, чтобы там обновили структуру. Илья Сергеевич [Росляков] и я проговариваем как, где, что лучше, есть ли какие новшества. Углубились сейчас детальнее в вопрос смазки лыж, в парафины, которые используют другие сборные. Отправил Илью Сергеевича, сказал: «Вынюхивай как хочешь, но чтобы скорость была!» (улыбается)

А так скорость зависит от того, как спортсмен сидит, какие у него ощущения. Если разбирать первый прыжок Жени сегодня [в Бишофсхофене], то его скорость была 92,1 км/ч, проиграл четыре десятых лучшей скорости (92,5 км/ч была у Давида Кубацки и Андреаса Стьярнена – прим. ред.). Для Жениных ощущений это вполне приличная скорость.

Лыжня состоит из ледяной нижней части и пластиковых бортов. Физику же все изучали: ноги расставил, трение сильнее началось, соответственно, скорость падает. Раньше прыгали без лыжни, ноги держали. Сейчас появилась лыжня, по которой едешь как по накатанной. Но на самом деле это не настолько проще: ноги в лыжне тоже надо держать, чтобы сохранить ту несущую скорость, которую ты сам себе задаешь. Некоторые спортсмены на лыжне принимают ту посадку, которая им удобна, но это неправильно. Нужно принимать ту посадку, которая развивает наибольшую скорость. Чтобы с этой скоростью, которую ты набираешь, ты смог разогнуться правильно. Если спортсмен садится в нормальную посадку, если все правильно, ничто не пережато, не перекручено, то скорость будет возрастать. Если ты где-то ставишь лыжи в распор, если смещен на одну ногу, центр тяжести сдвинут вперед-назад, то скорость будет падать. Здесь нужен баланс во всем.

— Мы общались с вами в Тагиле насчет ваших коллег и их персональных качеств. Вы нам обещали подумать до Турне. Появились какие-то мысли?

— А можно я еще подумаю? (смеется) Я общаюсь с иностранными тренерами, учусь у них. Узнаю, как надо проводить тренировки, что надо использовать. Кто-то дает свои комментарии, кто-то не дает. В принципе со всеми тренерами на Кубке мира легко найти общий язык.

По качествам… стараюсь брать лучшее. Лучше оценку дать по прошествии какого-то периода, какие качества перенял-не перенял, пока еще мало времени прошло. Могу пока сказать, что работать очень интересно! И мотивация есть, и погружаешься в этот процесс полностью. И ребятам на собрании я сказал, что в команде должен вестись всегда диалог между тренером и спортсменом, не надо закрываться, тогда будет интересно работать. Всегда любопытно получать фидбек, будь спортсмен юниором или опытным лыжником.

Если брать юниорское звено, то ты тренируешь, наблюдаешь за тем, как он развивается, растет. Сам спортсмен должен расти, не ты его выращивать, вот тогда будет интересно. Мы только помогаем самому спортсмену развить лучшие качества. Я уже неоднократно говорил: «Вы все – личности, и мы здесь в команде все собраны для того, чтобы помочь вам раскрыть ваш талант, который в вас таится. И вы все должны помогать друг другу, вот тогда будет очень интересно работать». Тогда работа идет, и интерес возрастает с каждым новым человеком в команде. Так что нам предстоит еще много работать над этим. (смеется)

— Следующий вопрос хотелось бы посвятить лидеру Кубка мира – Рюею Кобаяши. В чем, на ваш взгляд, секрет его успеха в этом сезоне?

— Парень молодец и попал в струю – я даже других слов не найду. Он сейчас находится на такой волне, что ему не важно, какой ветер, настолько у него филигранные ощущения. Молодец, молодец. Именно к соревнованиям, к этому уровню подошел во всех кондициях: и физическая форма, и психологическая. Как у него все пошло с первого-второго-третьего старта, и все это, на мой взгляд, не снежным комом, а делая его сильнее все больше и больше. Он сейчас находится на пике, он самый сильный сейчас. И он не боится – в глазах огонь.

— Как думаете, как долго он сможет быть на таком уровне?

— Вот этого не могу сказать, как долго может находиться спортсмен на таком уровне. Пока не догоним и не обгоним. (смеется)

— Насколько вообще реально его обыграть хоть на какой-то стадии?

— Реально, а почему нет? К этому надо стремиться, быть готовым и просто этого хотеть. Надо быть уверенным в себе. Он такой же прыгун. Да, у него сейчас хорошо получается, он находится на взлете. Но я абсолютно уверен, что у нас тоже есть к чему идти и стремиться. Мы тоже хотим! Нам надо!

— Вернемся немного к обсуждению Зеефельда. По вашему мнению – не главного тренера сборной России, а эксперта, – от кого из спортсменов Кубка мира можно ожидать хороших, ярких результатов на чемпионате мира?

— Не по результатам, без последовательности…Поляки, немцы, у нас тоже весомые шансы есть. Те же японцы, словенцы, чехи тоже рядом.

— Вы не упомянули австрийцев. Не думаете, что они смогут собраться к домашнему чемпионату с неоднозначным началом сезона?

— Ну конечно, австрийцы, тем более, они будут выступать дома. Где-то шесть-семь сильных сборных. У них тоже в команде идет омоложение, а это происходит постепенно. Это жизнь: одни сменяют других. Так что шансы есть у них тоже. Но и у нас есть шансы на медаль.

— Какие у вас как у главного тренера сборной России цели на чемпионат мира в Зеефельде? Дмитрий Эдуардович Дубровский перед началом сезона говорил о планах федерации, особенно вдохновленно рассказывая о соревнованиях смешанных команд. Хотелось бы услышать вас: каким результатом вы будете довольны?

— Я озвучивал это на экспертном совете, но что касается личных результатов, то я вижу трех спортсменов на следующих позициях: один в топ-10, второй в топ-20, третий в топ-30. А в миксте у нас стоит план с четвертого по шестое место, но несмотря на это мы будем стремиться показать результат лучше. Я не сторонник загадывать, какие мы места займем. Я не ясновидец. Мы будем стараться показать максимум и подойди на пике форме к главному старту сезона. 

— Чей стиль прыжка из спортсменов, на ваш взгляд, приближен в идеалу?

— К идеалу? Хм…Мартин Шмитт, Свен Ханнавальд, Адам Малыш, Камил Стох, сейчас Кобаяши, но не надо забывать и про Женю (улыбается). Олимпийские чемпионы тоже: Веллингер, пожалуйста, те же норвежцы были очень сильны на Играх. Вот эти спортсмены все сильные, кто-то раньше показывал, кто-то сейчас показывает хорошую форму. Все стремятся показать лучшие прыжки. Если есть цель у спортсмена, и он к ней стремится, то такие спортсмены, на мой взгляд, могут совершенствоваться и показывать результаты.

Фото: Anastasia Solovyeva и Дарья Сыркова (Darija).

 

 

Автор
  https://www.sports.ru/tribuna/blogs/winterwonders/2309347.html?fbclid=IwAR1kyh0-0k3t6qEIOO3rAU_fZOgATCBh0CKP32Av5kxBhXOQe72vdGZMOUM

« Назад к списку

Наши спонcоры и партнеры: Трубная Металлургическая Компания FIS Кондактио