Последние фото

 

Сообщить о допинге

«Мы ходим по тонкой грани, иногда заступая за неё». Кеннет Гангнес – о возвращении и рекорде мира

21 сентября 2017

Склонность к экстремальным дальностям, стальные нервы, три операции на колене. Всё это – Кеннет Гангнес, 28-летний норвежец из Лиллехаммера, который два сезона назад всплыл из вечного «подающего надежды резерва» бескрайней Б-команды сборной Норвегии для того, чтобы за несколько недель превратиться в лидера обезглавленной северной команды как по результатам, так и вне трамплина.

Счастливой сказки не получилось: перед началом следующего летнего сезона Гангнес снова порвал злосчастные «кресты» и выбыл ещё на год. Сейчас он возвращается в третий раз и ставит перед собой максимально высокие цели. Мы поговорили с ним в Чайковском о бесконечной реабилитации, риске, хождению по грани на полётных этапах и перспективах на сезон.

–  Вы только что восстановились после третьей серьёзной травмы в карьере (в июне 2016 года Гангнес порвал переднюю крестообразную связку колена; до этого дважды рвал ту же самую ПКС на другом колене – прим. ред.). Предыдущий опыт восстановления от подобной травмы помогает снова пройти через весь процесс?

–  Я не могу сказать, что в этот раз было как-то по-особенному легче, чем в предыдущие разы. Но не могу и сказать, что это было сложнее. Примерно так же: просто после стольких циклов ты уже довольно отчётливо представляешь, что именно ждёт тебя впереди, и можешь сразу настроить себя на весь процесс реабилитации.

–  Как удаётся найти не только физические, но и психологические ресурсы для этого? Что именно становится источником мотивации?

–  Для меня настроить себя ментально – не проблема. Я чётко вижу перед собой цель. В этот раз это задача прийти в хорошей форме к Олимпийским играм, справившись со всем. Мне, по правде говоря, очень везёт: вокруг меня собралась хорошая команда, тренерский штаб, медицинский штаб сборной, сотрудники Олимпийского центра в Осло. Это лучшая помощь, которую только можно себе представить.

–  И всё же, откуда вы берёте силы, чтобы проходить через это снова и снова?

– Я не уверен, что это можно назвать силами. Но страсть к этому виду спорта, наверное, и является тем мотивирующим фактором. Это то, что я по-настоящему люблю делать. Только и всего.

– Как проходил реабилитационный период и возвращение к тренировкам? Где вы восстанавливали форму и под чьим руководством?

– Я практически насовсем перебрался из Лиллехаммера в Олимпийский центр в Осло и проводил там по четыре дня в неделю. В основном тренировался под надзором нашего командного физиотерапевта Ларса Хаугвада – он отличный парень, он постоянно проводил со мной время с момента, как я получил травму, и очень мне помогал. Мы стали очень близки за эти месяцы.

– Вы неоднократно упоминали, что в свободное от прыжков время подрабатываете. Можете поподробнее рассказать об этом?

– Да, это так, я время от времени подрабатываю в магазине спортивной экипировки в течение уже довольно долгого времени. Даже когда уже выступал в Кубке мира на приличном уровне, я всё равно иногда находил время для работы там, и сейчас продолжаю. У меня там и многие друзья работают. Но дело в том, что это в первую очередь не из-за того, что мне были нужны дополнительные деньги. На самом деле, это отличный способ отвлечься от всей этой темы с коленями, бесконечными тренировками, спортом в целом. Там я окружён хорошими ребятами, простыми людьми, и могу поговорить об обычных, будничных вещах.  

– Сезон 15/16 был для вас лучшим в карьере (первая победа на этапе Кубка мира, личное серебро и командное золото на полётном чемпионате мира в Бад-Миттерндорфе, третье место общего зачёта – прим. ред.). Что даёт этот опыт, чтобы сделать ещё один шаг вперёд?

– Да, это и правда был очень хороший сезон для меня. В тот год я думал, что в следующем сезоне смогу уже побороться за победу в общем зачёте. И несмотря на травму, цель не изменилась – просто отодвинулась на год дальше. В этом году я буду соревноваться за попадание в топ-3 – насчёт общего зачёта я пока не стал бы говорить, хочу быть поосторожнее в прогнозах. Оптимальным результатом для меня было бы попасть в пятёрку по итогам сезона.

– В этом году нас снова ждёт полётный чемпионат мира, на этот раз в Оберстдорфе. Цели те же, что и на Кульме?

– Разумеется. Самое главное для меня, как и в тот раз, – выиграть командный старт вместе с ребятами. А в остальном… я хочу быть среди тех, кто будет бороться за медали. Какого именно достоинства – время покажет. Но за какие-нибудь хотелось бы.

– Полёты – штука куда более травмоопасная, нежели простые соревнования. После стольких травм риск явно может стать решающим фактором. Не страшно?

– Я бы не стал говорить непосредственно о страхе, но определённые нюансы появились: я стараюсь не рисковать там, где этого от меня не требуется. Я стал осторожнее на тренировках, стараюсь не набирать слишком большие скорости при отталкивании. И уж однозначно сейчас, летом, я не прыгаю под знаменем принципа «всё или ничего». Сейчас – время потренироваться и набраться уверенности.

– У вас очень солидный личный рекорд, 248,5 метров. И в вашей команде практически все отличаются склонностью к полётам. Будете в этом году бороться за возвращение рекорда мира Норвегии?

– Разумеется, нам всем хочется бороться за рекорд. У нас большая часть команды прекрасно чувствует себя на полётных трамплинах. Поэтому это хороший стимул стараться быть одним из лучших.

Но вообще рекорд требует не только способностей и усилий, но и определённой доли везения. И, конечно, это довольно опасно: там, куда ты стремишься, уже нет возможности нормально приземлиться. В дни полётных соревнований мы ходим по тонкой грани, иногда заступая за неё. Об этом важно помнить. 

– Как думаете, возможен ли рекорд мира в Планице, или же только в Викершуне, как и все последние годы?

– Сложно сказать. Это два слишком разных трамплина, и среди прочего очень важно учитывать, что они находятся на разных высотах по отношению к уровню моря. В этом году в Планице к рекорду подобрались очень близко. Также очень влияет то, как трамплин готовят к каждому отдельно взятому соревновательному дню. У нас в Викершуне отлично отработанная система подготовки всех частей трамплина, не знаю уж, как с этим обстоят дела на «Летальнице». Но тем не менее, они были близки.

– Продолжим разговор о трамплинах. Некоторые прыгуны приехали сюда специально для того, чтобы потренироваться перед Пхёнчханом, поскольку многие нашли профиль трамплинов в Чайковском очень схожим с олимпийским комплексом «Альпенсия». Ваша сборная приехала специально для дополнительных возможностей потренироваться на день раньше – из-за этого?

– Эти трамплины действительно довольно схожи по профилю, поэтому очень полезным будет поймать нужный ритм во время прыжков здесь, чтобы дальше, дома, продолжать над ним работать на основе полученного здесь и проанализированного в дальнейшем опыта. Это одна из причин, почему мы приехали сюда в таком мощном составе.

– И последний вопрос: недавно Алекс Штёкль продлил контракт с Норвежским лыжным союзом до 2022 года. Как вы встретили эту новость?

– Мне кажется, это хороший вариант для нас. Он – один из лучших тренеров во всей системе, и с ним работают ассистенты очень высокого уровня. Так что это отличная новость для нас всех.

Беседовала Дарья Сыркова (Darija).

 

 

Автор Anna Konovalova
https://www.sports.ru/tribuna/blogs/winterwonders/1412260.html

« Назад к списку

Наши спонcоры и партнеры: FIS Кондактио Олимпия Bosco