Последние фото

 

Сообщить о допинге

Нам пишут читатели

02 декабря 2015

Редакторам изданий всегда интересно узнать мнение читателей, особенно читателей компетентных и заинтересованных. Вот такой читательский отзыв пришел сегодня от Елены Федоровой. Редакция благодарит Елену за это письмо, мы постараемся оправдать доверие и учесть пожелания в следующих номерах. И ошибку «Почты России» точно исправим после соревнований в Нижнем Тагиле.

К сожалению, сейчас в кризисные времена нет возможности выпускать бумажную версию журнала, мы оплачиваем только компьютерную верстку журнала, все материалы,  статьи и фотографии авторы нам предоставили бесплатно, за что им огромное спасибо. Еще раз выражаем благодарность всем участвовавшим в проекте: Дмитрию Дубровскому, Анне Коноваловой, Дмитрию Кузьмину, Барбель Шульце, Татьяне Артюховой, Дарье Машкиной, Михаилу Есину, Эдуарду Субочу, Алене Бабенко, Хорсту Нильгену, Валерии Зильберман, Александру Постаногову, Евгению Категову, Андрею Звонкову, Илье Кириченко, Дмитрию Тихонову, Юрию Калинину, Сергею Ленинскому, сайту "Berkutsсhi", а также всем, кто уже прислал свои варианты нового названия журнала. До 16 декабря все желающие могут поучаствовать в конкурсе на новое название.  Следующий номер журнала выйдет уже под новым именем.

 

Здравствуйте, уважаемые издатели журнала «Прыжковый спорт»!

 

Я решила отправить вам отзыв. Журнал мне понравился. Насколько я поняла, он доступен пока только лишь в Интернете. Как  жаль! Ведь такой журнал призван заново открывать (популяризировать) прыжки с трамплина в России. Сейчас многие склонны считать, будто это чужой нам вид спорта: нерусский, непосещаемый, а оттого невостребованный. Сплошные «НЕ»! Вывод:  России он просто не нужен. У нас есть хоккей, биатлон, коньки, лыжные гонки…

Простите, а что изменилось? Я не понимаю. Мне 32 года. Но даже я знаю, при какой мощной поддержке болельщиков проводились соревнования по прыжкам 50 лет назад. Не в Европе, а в нашем Советском Союзе. Спросите спортсменов. Они подтвердят, что  с вершины трамплина гора приземления виделась им полуостровом в море! Причём, в чёрном море, поскольку в те времена люди в тёмной одежде ходили зимой. Посещаемость соревнований была колоссальной, а интерес к прыжкам – массовый! Это давало плоды: строились новые комплексы для прыжков. И трамплины у нас не простаивали без дела. И секции по прыжкам пополнялись. А самое главное, у нас были герои: Владимир Павлович Белоусов (олимпийский чемпион), Гарий Юрьевич Напалков (двукратный чемпион мира), Николай Каменский (победитель «Турне четырёх трамплинов»), Коба Цакадзе!  И ЭТО ЛИ НЕ НАШ ВИД СПОРТА?!

Досадно, что всё развались в 80-90-е. Интерес, прежде всего у чиновников, стал угасать, и (увы!) прыжки с трамплина пустили на самотёк. Новые комплексы не возводились, а старые не ремонтировались. Костёр стал затухать и – остались лишь угли… Существенно снизился базовый уровень подготовки и техника, можно сказать, развалилась. А там ещё в 90-е был переходный период, когда переучивались с параллельного стиля на “V”-стиль. Нам этот переход дался в разы тяжелее, чем нашим коллегам в Европе. Одно за другое и – грустный итог. Мои сверстники, в большинстве случаев, смотрят прыжки только на Олимпиаде – экзотика, как же! Им даже Симон Амманн неизвестен. Да, четырёхкратный, но Олимпиада проходит раз в четыре года. А больше у нас прыжки, в общем-то, и не показывают. «Евроспорт» - это отдельная песня, а я говорю о привычных российских каналах. Сейчас там хотя бы транслируют наши этапы в Чайковском и Нижнем Тагиле. Прогресс. Но мы так далеко не уедем.

Поэтому я хочу, чтобы журнал ваш, не виснул в Сети, а продавался в киосках, в метро, в магазинах. Люди начнут читать, узнавать… Наша «непопулярность» прыжков – это наша забывчивость и низкий уровень знаний. Ведь если не знаешь о чём-то, тебе оно не интересно. Российского зрителя надо не обвинять, а учить, образовать – по шажочку. И так потихонечку процесс пойдёт!

Наши дети мечтают стать бэтменами, потому что не знают реальных полётчиков – Андреаса Гольдбергера, Свена Ханнавалда, Приможа Петерку. Бэтменов не существует, зато на трамплине – живые герои. И если ребёнок поймёт это, а ещё лучше увидит своими глазами, то супермен ляжет – в нокауте. Потому что он сказочный, а Петер Превц – настоящий.

Я думаю, ваш журнал должен быть более просветительским, чем… «горячим». Хотя бы 1/3 объёма должна содержать историческую информацию. Вот вы опубликовали статью о фильме «Большой трамплин» и правильно сделали! Так держать!!!  Напишите ещё, к примеру, о том, как зародились прыжки. Опишите какой-нибудь старый трамплин – это же интересно. Расскажите о соревновании N- летней давности. И разумеется о героях былых времен: Биргере Руде (узнике концентрационного лагеря), Иржи Рашке, Тони Иннауэре… Только здесь я бы вам посоветовала разделить этих личностей на два типа: давно и недавно ушедших из большого спорта. Ведь ясно, что Арнфина Бергмана и Казуюши Фунаки нельзя поставить в один ряд. А между тем каждый из них интересен по-своему. Я, кстати говоря, с удовольствием почитала бы что-нибудь о Тами Киуру. Он для меня человек-загадка: солнечный внешне, и жёсткий внутри. Я так и не поняла, какой Тами – на самом деле.

Простите. Меня унесло в рассуждения… Итак, что мне понравилось в вашем журнале. Я обратила внимание, что вы выбрали самые интересные интервью и перепечатали их с «Беркучи». Ну, да, допускаю, что многие их не читали. Хотя лично мне бы хотелось не перепечаток, а свеженькой порции чего-нибудь эксклюзивного. Но, может, я слишком много хочу?  А для начала – и так хорошо.

К слову замечу, обзор летнего  Гран-При просто великолепен! Мои поздравления автору. Я с ним согласна. Мне тоже кажется, что Кеннет Гангнес ещё проявит себя в лучшем смысле и не один раз. Я тут здорово удивилась, увидев его на фотографиях с Михаэлем Урманом, Бьёрном и Мартином Шмиттом. Получается, что он давно выступает, точнее, ждёт в очереди. Кеннет, честное слово, понравился мне. Сакуяма? Не знаю, сумеет ли он удержаться. Посмотрим.

Вы очень порадовали меня тем, что сделали искреннюю заметочку о Нике Фэролле  и тех, кто остро нуждается в помощи. Это правильное решение, потому что такие заметки не крайность, а сущность прыжкового спорта. Он делает нас человечнее. Оттого… Знаете, мне было очень приятно увидеть в журнале статью про Александра Пойнтнера. Точнее, про его книгу. Она того стоит, поверьте мне. Книга легко, интересно написана. Вроде о сложных вещах, но простым языком. Теперь я понимаю, что господин Пойнтнер, и правда, прекрасный учитель. Редчайший талантливый специалист и при этом как человек чуткий, неравнодушный. Мне всем сердцем жаль его. Ведь то, как с ним поступили, - нет, он не заслуживал этого. За что его так обидели? Господин Пойнтнер плакал…  Сейчас ему очень нужна поддержка болельщиков, потому что его дочка Нина находится в том состоянии, когда человек только вышел из комы. Она не осознаёт пока ни себя, ни окружающих. Я представляю, как господин Пойнтнер переживает сейчас за неё. Оттого-то любой знак внимания дорог ему! На «Фейсбуке» есть группа с весьма говорящим названием: «Мы хотим вернуть нашего Алекса Пойнтнера». Там работают очень хорошие люди. Они собирают подарки и письма болельщиков, а потом  передают их лично в руки. И видно, что господин Пойнтнер всегда очень тронут… Я тоже хотела бы вернуть его. Потому  что более человечного, мудрого тренера, я (простите) не знаю. Единственный, кто приходит на ум, это Сергей Зубков. Думаю, логику вы понимаете.

И раз уж я написала про господина Пойнтнера, скажу честно, что самая лучшая статья номера для меня – это «Воспоминания олимпийского стартёра». Спасибо сердечное вам за неё! Статья личная, очень живая, а главное, искренняя. Томас Моргенштерн, безусловно, герой Игр в Сочи! Его серебро стоит всех вместе взятых австрийских наград. Я имею ввиду за последние 10 лет. Знаете, после первого раунда на большом трамплине, я уже думала, что всё кончено. Мне было видно, что Томасу не просто страшно, а жутко страшно. И по реакции господина Пойнтнера я поняла: это крах. Томас не может прыгать! НЕ МОЖЕТ! Я НЕ СОМНЕВАЛАСЬ НИ ГРАММА, что в командных соревнованиях его заменят на Андреаса Кофлера. И вовсе не потому, что Анди (не скрою) мой самый любимый австриец… То есть я этого не желала, ВСЁ К ЭТОМУ ШЛО. Каково же было моё изумление, когда через день я своими глазами увидела Томаса… в заветной четвёрке! Я ахнула: «Не может быть!!!» А человек взял, прыгнул на 130 метров и завоевал серебро. Не где-нибудь, а на Олимпиаде! Такое доверие не забывается. Я отступила – сдалась, а господин Пойнтнер не сдался! Он не предал своего ученика, до конца в него верил, - и Томас собрался, почувствовав эту поддержку. В итоге – медаль. Вот чему надо бы поучиться российским наставникам: мудрости! У меня ДЦП от рождения. Причём, не в самой простой гиперкинетической форме, сопровождающейся нарушением речи. Я по себе знаю, что это, когда в тебя донельзя явно не верят, считают, что ты ни на что не способен, а значит, не нужен… Подобный подход убивает морально. Ты сам начинаешь считать себя немощным. Потому меня так восхитили и Томас, и господин Пойнтнер!

Но всё-таки сердце моё в Сочи тронул другой человек – Роберт Краньец. Он мой чемпион. Иногда вовсе необязательно быть медалистом. Достаточно просто приехать на Игры. При всём уважении к нашим легендам Владимиру Белоусову, Гарию Напалкову, Николаю Каменскому, для меня русский герой-чемпион – это Валерий Владимирович Кобелев! И никто с ним не сравнится!!! НИКТО! Мне глубоко наплевать, что у него нет медалей, орла, кубка. Они ему не нужны, потому что он сам по себе наша гордость. Ведь Ян Мазох не смог вернуться и до конца побороть страх. А Валерий Владимирович победил себя: он представлял нас на Олимпиаде! Такое, вы знаете, не забывается. Прыгуны – сильные люди. Для меня лично нет разницы, кто за какую страну выступает. Я всех уважаю и много кого люблю. Но даже среди любимых есть очень особые люди. И Роберт относится именно к ним.

Как ему было больно на Олимпиаде! Он дважды упал, но не сдался. Он не отступил, потому что весь год просыпался с одной только мыслью: выступить в Сочи. И вдруг надрыв связок! Всё рухнуло! А он не предал мечту! Бедный Роберт готов был скорее разбиться у нас на трамплине, чем отступить. Если Томасу было перед прыжком страшно, у Роберта ни один мускул не дрогнул. Хотя три секунды назад он стоял на ступеньке с поджатой ногой, а потом… сами видели его проезд на одной ноге. И ушёл он хромая. Но, знаете, ведь я уже понимала – в тот вечер, что он будет прыгать в команде, а не Яка Хлава. Вот в этом-то принципиальная разница. Мало кто обладает такой силой духа, какая присуща характеру Роберта. Ведь у него столько травм!!! А он всякий раз терпит, без слёз, стиснув зубы, старается, борется – и побеждает.

Недавно он снова упал на тренировке в Инсбруке, и вы написали об этом. Вот только в словенском источнике я прочитала, что это падение было почти точной копией… Планицы 2001-го года. От тяжелейших травм Роби спасло только то, что он, падая, думал, как падать. Потом я сюжет нашла – так же словенского телевидения. Роберт там снимки показывал и объяснял, что ему удалили, что вставили в локоть. Я думала, штифт – это болтик, шурупчик. А там оказалась такая штуковина, как… большая булавка (вязальная). К ней Роби мышцы потом прикрепляли… И он через несколько дней уже поднимал штангу – огромную!!! Врачи поначалу сказали, что Роберту нужно, как минимум три недели на то, чтобы кости срослись, и потом только… Роберт ответил, что это его не устраивает и сам настоял на операции – в тот же день. Мне ужасно обидно, что с ним вновь случилась беда. Я так радовалась за него летом, надеялась, что он в полётном чемпионате… Но я не сдаюсь: я надеюсь и верю! Я очень хочу, чтобы Роберт завоевал медаль – личную. Он заслужил её, честное слово, за мужество. Столько перетерпеть и опять – не сломаться! Ну, как я могу не любить его!!!

Осенью для меня взяли автограф у Роберта, письмо послали, но… я его так и не получила. Увы! Наверное, «Почта России» письмо потеряла. Я думала, может, я адрес неверный дала. Mало ли, опечатка случилась. Проверила несколько раз, адрес точный. Выходит, письмо не дошло до меня. Очень жалко. Ну, ладно.

 

Удачи вам! Долгих лет жизни. И как можно больше статей – эксклюзивных.

Я вот посылаю вам стихотворение. Знаю, в журнале нет творческой рубрики, но всё же вдруг вам на что-то сгодится. Кому оно посвящено, догадаетесь. Очень люблю этого человека. И очень хочу, чтобы он победил в Кубке мира.     

 

Всего наилучшего!

 

С уважением, Елена Фёдорова.

 

***

 

Ты первый, ты лучший, но строчка вторая.

И вместо Хрустального глобуса только

Цветы и медаль! Я слова подбираю –

Ком в горле. Обидно и до смерти горько!

 

Жестокий удар. Чтобы дома собраться,

Подняться, сравняться по баллам и всё же

В конце проиграть, без награды остаться!

Я в шоке... Какая трагедия, Боже!

 

Сочувствую, Петер. Пусть будет ошибкой

Писать тебе что-то сейчас, – понимаю.

Но кто, покажи мне, вот так же, с улыбкой,

Сумел бы принять эту драму?! Не знаю.

 

Поплачь, мой хороший, мой милый, так надо.

С печалью на сердце взлетать тяжелее.

А грустный финал – это тоже награда.

Ты духом окрепнешь. Ты будешь сильнее.

 

И день ото дня, от сезона к сезону

Я буду тобой восхищаться. Ты лучший!

Ты станешь не раз и не два чемпионом.

И глобус ещё не однажды получишь!

На фото: Елена Федорова с книгой Алекса Пойнтнера

 

 

 

 

Главный редактор журнала



« Назад к списку

Наши спонcоры и партнеры: Трубная Металлургическая Компания FIS Кондактио Олимпия