Последние фото

 

Человек - кубок

17 августа 2011

Вальтер Хофер: “В России не меньший потенциал, чем в Германии и Австрии”

Этого человека, конечно, не знают те, кто не дружит с “летающими лыжниками”. Но увлекающиеся этим видом спорта в полной мере осведомлены, какой властью и какими возможностями наделен Вальтер Хофер, координатор самого рейтингового на западном телевидении турнира — Кубка мира по прыжкам с трамплина.

Да что там говорить, если даже в одной из российских социальных сетей создана группа тех, “кто хочет убить Вальтера Хофера”. Общественное недовольство вызвано главным образом новой системой компенсации стартовых ворот, силы и направления ветра.

Озадаченный корреспондент “МК”, естественно, оценив толику юмора в названии группы, все же решил поговорить на эту тему с самим Вальтером Хофером.

 

 

 




— Возможно, одной из самых негативных сторон этой системы является сложность ее объяснения зрителям. (Смеется.) А если серьезно, то мы постоянно работаем над этим. В частности, чтобы графически показывать публике эту информацию во время трансляции прыжков с трамплина. Если объяснить коротко и просто, то я бы сказал так: на прыжки с трамплина влияют внешние условия силы и направления ветра, иногда эти влияния позитивные, иногда наоборот. Мы даем бонусы при негативном влиянии и вычитаем очки при позитивном.

Но с другой стороны, эта система делает прыжки с трамплина более безопасным и справедливым видом спорта. Система работает с большой точностью и основана на математических подсчетах. Эти формулы достаточно сложные и выведены учеными после долгих исследований.

— Ваш вид спорта — один из самых метеозависимых. Как вы с этим боретесь?

— В первую очередь мы получаем официальную подробную информацию от местных метеорологов. Мой коллега и ассистент директора Кубка мира Миран Тепеш, сам метеоролог по образованию, он детально анализирует эту информацию. Миран — яхтсмен (в те недолгие моменты, когда у него есть время плавать под парусом), а вообще на данный момент один из лучших экспертов по прыжкам на лыжах с трамплина. Данные ученых-метеорологов и выводы, сделанные Мираном, являются основой для принятия решений. Собственно, на основании этих данных мы и решаем, объявлять ли старт, отложить или даже отменить соревнования. Просто официальный прогноз погоды или прогнозы с погодных сайтов для нас недостаточны, ведь мы находимся в совершенно специфических локальных условиях в местах расположения трамплинов, которые не отражаются в общих прогнозах погоды.

— Это один из факторов. Второй — экипировка...

— Да, в этом вопросе мы прошли долгий путь. В первые годы современных прыжков с трамплина спортсмены начали модифицировать прыжковые лыжи. После того как мы приняли строгие правила относительно размеров лыж, спортсмены переключились на прыжковые комбинезоны. В следующие 5 лет мы обозначили точные размеры комбинезонов. Тогда начались манипуляции с весом спортсменов. И тут нам пришлось поработать над правилами и выработать очень эффективную схему, которая определяет длину лыж в соответствии с индексом массы тела спортсмена (индекс массы тела, в свою очередь, ограничивает минимальный вес спортсмена). Теперь спортсмены экспериментируют с областью между креплениями и ботинками для прыжков с трамплина. В данный момент это та область, на которую мы тоже стали смотреть более сурово. Вообще мы стараемся строго отслеживать, чтобы у всех спортсменов были равные возможности, исходя из их физического состояния и мастерства, а не преимущества экипировки.

 

 






 

— Как вы думаете, что именно привлекает зрителей в прыжках с трамплина? Непредсказуемость?

— Я думаю, то, что наши спортсмены обладают смелостью и мастерством, чтобы прыгать с высших точек трамплина, когда скорость превышает 100 км в час. Они способны побеждать порою очень сложные погодные условия без каких-либо дополнительных приспособлений и прыгать за хилл-сайз (расчетная длина безопасного прыжка. — Авт.), используя исключительно силу гравитации, собственные ноги и аэродинамику.

— Насколько Олимпиада в Сочи способна изменить ситуацию с вашим видом спорта в России?

— Конечно, это очень мощный фактор. Олимпийские игры — вообще хороший стимул для начала какого-то проекта. А в России прыжки с трамплина имеют давнюю традицию. Сейчас возвращаются прыжковые «горячие точки» прошлых лет: Чайковский, Нижний Тагил, Нижний Новгород, Уфа, Санкт-Петербург и т.д. Считаю, что в России не меньший потенциал, чем не только в Польше, но и таких странах, как Германия и Австрия.

— А вы видели эти трамплинные комплексы?

— Я приезжаю к вам довольно часто и с удовольствием. Естественно, был в Сочи, провел много встреч в Москве, меня приглашали в посетить Чайковский и Нижний Тагил. У меня осталось хорошее впечатление от этих проектов, но мы сможем проводить там международные соревнования любого уровня, только когда они будут закончены.

— Вы наверняка знакомы с Дмитрием Васильевым и застали пик его успеха. Как бы вы прокомментировали сегодняшнюю ситуацию с отсутствием его в сборной?

— Дмитрий — спортсмен мирового уровня. К сожалению, он получил серьезную травму в олимпийский сезон-2010. Думаю, ему нужен отдельный подготовительный период, и как только он восстановит форму, у него большой шанс показать себя на Олимпиаде в Сочи. И, конечно, я считаю, что его должна поддержать в этом Федерация прыжков с трамплина и лыжного двоеборья России.

— Насколько сильно отсутствие или наличие этапа Кубка мира сказывается на развитии вида спорта в стране?

— Развитие спорта — это дело тех, кто им занимается, спортсменов и тренеров. Мы только стоим рядом и наблюдаем этот процесс. Если нет угрозы для безопасности и честного соревнования, не нужно вмешиваться в вид спорта извне. Для России я бы сказал следующее: не нужно ускорять развитие прыжков с трамплина, нужно ускорить ввод в строй спортсооружений, остальное вы увидите в ближайшем будущем.

материал:  Татьяна Артюхова
Читать на сайте газеты "Московский комсомолец"

« Назад к списку

Наши спонcоры и партнеры: Трубная Металлургическая Компания FIS Кондактио Олимпия