Последние фото

 

Сообщить о допинге

«Куда деваться, летать-то надо!»

29 января 2014

Ирина Аввакумова — наша олимпийская надежда в прыжках с трамплина. Девушка без страха и упрека

 

Еще пару лет назад прыжки с трамплина считались видом спорта, в котором на Олимпиаде россиянам отводилась роль статистов. Но в нынешнем сезоне Ирина Аввакумова буквально ворвалась в стан фаворитов. Она пять раз подряд попадала в призеры этапов Кубка мира, а на одном из них выиграла «золото». Диву даешься, как Ирина без тени страха взбирается на 100-метровые трамплины и совершает с них головокружительные полеты. Накануне главных стартов в ее жизни корреспондент «Труда» поговорил с отважной и обаятельной спортсменкой.

Меня часто спрашивают, откуда вдруг возникла тяга к такому экстремальному спорту, а я пока не придумала красивого ответа, рассказа о том, почему некоторым девчонкам с детства нравятся мальчишеские игры и увлечения. И родители у меня самые нормальные: отец — военный, мама — учительница истории и обществознания. Так что никаких видимых причин для такого «вывиха» у меня не было.

— А родители не пытались вас образумить, отговорить от занятия опасным и не совсем женским видом спорта?

— Напротив, они обрадовались, когда убедились, что их дочь нашла себе занятие по душе. Мама с папой справедливо считают, что лучше рисковать под присмотром специалистов, чем повышать уровень адреналина в крови какими-то дикими способами — с крыш прыгать или еще какой-нибудь дурью страдать. А спорт — дело серьезное и ответственное. Правда, поначалу я занималась лыжными гонками, успешно выступала на местных соревнованиях. Но мне не хватало азарта, что ли, все-таки гонки — занятие монотонное. А в поселке Чулково Раменского района был энтузиаст прыжков с трамплина, Малышев Юрий Васильевич. Он и сам прыгал с местного 20-метрового трамплина, и ребят тренировал. Причем делал это бесплатно, на голом энтузиазме. У него я занималась три года.

— Помните свой первый прыжок?

— Первый раз я прыгнула с трамплина в 2005 году, причем на горных лыжах. И все равно испытала ни с чем не сравнимый восторг. И в том же году, 9 мая, участвовала в первых в своей жизни соревнованиях — на Воробьевых горах, на пластиковом покрытии. Почти как по снегу... Кстати, на тех соревнованиях других девчонок не было, я прыгала одна. Хорошо: первое место обеспечено!

— Но потом вдруг выяснилось, что женские прыжки с трамплина очень популярны в мире и что здесь идет острейшее соперничество. Кстати, с какого самого большого трамплина вам довелось прыгать?

— В Германии я прыгала со 140-метрового. А больше всего мне хочется полетать со знаменитого 185-метрового трамплина в Планице. Хотя в олимпийской программе женщины соревнуются только на 95-метровом. Пока.

— Сочинский трамплин вы уже опробовали?

— У нас там было два сбора, но один из них я пропустила из-за травмы. Причем мы тренировались в теплое время года, на искусственном покрытии. В чем особенность сочинских трамплинов? Чисто внешнее впечатление: прекрасная природа вокруг. Еще не видела, как выглядят сочинские трамплины и горы зимой, но в летнем убранстве они очень живописны. Я во многих странах выступала, но такой красоты нигде не видела. И место для них выбрано очень удачно — на «Русских горках» почти не бывает ветра, а это важный фактор безопасности. Знаю, что строителям пришлось попотеть, вписывая трамплины в ландшафт, укрепляя склоны. Но результат показал: оно того стоило. Еще один нюанс: в воздухе возникает ощущение, что вот-вот приземлишься. А в итоге все летишь и приземляешься дальше, чем ожидаешь. Приятный сюрприз...

— Какова сила удара при приземлении, с чем это можно сравнить?

— По-моему, зрители существенно преувеличивают в своем представлении эту силу. А с чем сравнить... Даже не знаю. Люди ведь не прыгают на землю даже с третьего этажа, поэтому объяснить ощущения обычному человеку сложно. Могу только заверить: не все так страшно!

— Но вы же не будете спорить, что ваш вид спорта действительно травмоопасный. Вы сами серьезные травмы получали?

— Я и сейчас нахожусь в состоянии травмы...

— А как же старты в Сочи?!

— Травма вовсе не означает, что спорт-смена надо собирать по косточкам, рассыпанным по всему склону. Лично я больше страдаю от травм хронических. Сейчас у меня от перегрузок болят коленные суставы. Но это вполне совместимо с тренировками и даже соревнованиями. Не отказываться же от Олимпиады, если уж я подошла к ней в такой хорошей форме.

— Недавно страшное падение случилось у трехкратного олимпийского чемпиона Томаса Моргенштерна. Когда разбиваются даже великие, у вас не возникает желания все бросить — от греха подальше?

— К подобным случаям я давно отношусь как к неизбежным атрибутам моей профессии. Надо свыкнуться с мыслью, что подобное может случиться с каждым. Но, к счастью, страшные падения случаются у нас нечасто. Со мной такое тоже бывало. Те, кто видел, как я рухнула однажды при приземлении, возможно, в первые секунды мысленно похоронили меня. Но и тогда травма оказалась не столь болезненная. К счастью.

— Скажите, а вам вообще знакомо чувство страха? И как вы с ним боретесь?

— Конечно же знакомо, ведь я девушка. Например, в самолете не люблю сидеть у иллюминатора — боюсь высоты. И когда начинается турбулентность, вся сжимаюсь. Но куда деваться, летать-то надо!

— Вы боитесь летать на самолетах, но при этом спокойно взбираетесь на огромные трамплины и прыгаете?

— Тут действует простой принцип: «Если уж поднялась на трамплин, то прыгай. Бояться и раздумывать надо было до того, как прийти сюда». На трамплине мне комфортнее, чем в самолете. Бывает чувство неуверенности, когда трамплин незнакомый. Но после первого-второго прыжка становлюсь спокойной.

— А какой вид спорта (кроме своего, конечно) вы любите больше?

— Если не считать прыжков с трамплина, то футбол. Если бы в подмосковном Чулково был женский футбольный клуб, то, может быть, я даже на трамплин не пошла — гоняла бы сейчас мяч в сборной России.

— Жизнь спортсмена постоянно вертится вокруг трех объектов — гостиница, арена, аэропорт. Приятные исключения бывают?

— Мы всегда стараемся в выходной день выбраться на экскурсии. Причем не по магазинам, а посмотреть старину, архитектуру, местную экзотику. Приятно удивил польский Краков. А в Венеции, где нам отвели пять часов, мы даже на гондоле по каналам покатались. От полноты чувств запели — по очереди с гондольером. Пели русские песни в узких улочках-каналах. Незабываемо! Еще в свободную минуту люблю почитать. Из прочитанного в последнее время выделю «Великого Гэтсби». Книга мне понравилась даже больше, чем фильм.

Ирина Аввакумова — наша олимпийская надежда в прыжках с трамплина. Девушка без страха и упрека


Еще пару лет назад прыжки с трамплина считались видом спорта, в котором на Олимпиаде россиянам отводилась роль статистов. Но в нынешнем сезоне Ирина Аввакумова буквально ворвалась в стан фаворитов. Она пять раз подряд попадала в призеры этапов Кубка мира, а на одном из них выиграла «золото». Диву даешься, как Ирина без тени страха взбирается на 100-метровые трамплины и совершает с них головокружительные полеты. Накануне главных стартов в ее жизни корреспондент «Труда» поговорил с отважной и обаятельной спортсменкой.

Меня часто спрашивают, откуда вдруг возникла тяга к такому экстремальному спорту, а я пока не придумала красивого ответа, рассказа о том, почему некоторым девчонкам с детства нравятся мальчишеские игры и увлечения. И родители у меня самые нормальные: отец — военный, мама — учительница истории и обществознания. Так что никаких видимых причин для такого «вывиха» у меня не было.

— А родители не пытались вас образумить, отговорить от занятия опасным и не совсем женским видом спорта?

— Напротив, они обрадовались, когда убедились, что их дочь нашла себе занятие по душе. Мама с папой справедливо считают, что лучше рисковать под присмотром специалистов, чем повышать уровень адреналина в крови какими-то дикими способами — с крыш прыгать или еще какой-нибудь дурью страдать. А спорт — дело серьезное и ответственное. Правда, поначалу я занималась лыжными гонками, успешно выступала на местных соревнованиях. Но мне не хватало азарта, что ли, все-таки гонки — занятие монотонное. А в поселке Чулково Раменского района был энтузиаст прыжков с трамплина, Малышев Юрий Васильевич. Он и сам прыгал с местного 20-метрового трамплина, и ребят тренировал. Причем делал это бесплатно, на голом энтузиазме. У него я занималась три года.

— Помните свой первый прыжок?

— Первый раз я прыгнула с трамплина в 2005 году, причем на горных лыжах. И все равно испытала ни с чем не сравнимый восторг. И в том же году, 9 мая, участвовала в первых в своей жизни соревнованиях — на Воробьевых горах, на пластиковом покрытии. Почти как по снегу... Кстати, на тех соревнованиях других девчонок не было, я прыгала одна. Хорошо: первое место обеспечено!

— Но потом вдруг выяснилось, что женские прыжки с трамплина очень популярны в мире и что здесь идет острейшее соперничество. Кстати, с какого самого большого трамплина вам довелось прыгать?

— В Германии я прыгала со 140-метрового. А больше всего мне хочется полетать со знаменитого 185-метрового трамплина в Планице. Хотя в олимпийской программе женщины соревнуются только на 95-метровом. Пока.

— Сочинский трамплин вы уже опробовали?

— У нас там было два сбора, но один из них я пропустила из-за травмы. Причем мы тренировались в теплое время года, на искусственном покрытии. В чем особенность сочинских трамплинов? Чисто внешнее впечатление: прекрасная природа вокруг. Еще не видела, как выглядят сочинские трамплины и горы зимой, но в летнем убранстве они очень живописны. Я во многих странах выступала, но такой красоты нигде не видела. И место для них выбрано очень удачно — на «Русских горках» почти не бывает ветра, а это важный фактор безопасности. Знаю, что строителям пришлось попотеть, вписывая трамплины в ландшафт, укрепляя склоны. Но результат показал: оно того стоило. Еще один нюанс: в воздухе возникает ощущение, что вот-вот приземлишься. А в итоге все летишь и приземляешься дальше, чем ожидаешь. Приятный сюрприз...

— Какова сила удара при приземлении, с чем это можно сравнить?

— По-моему, зрители существенно преувеличивают в своем представлении эту силу. А с чем сравнить... Даже не знаю. Люди ведь не прыгают на землю даже с третьего этажа, поэтому объяснить ощущения обычному человеку сложно. Могу только заверить: не все так страшно!

— Но вы же не будете спорить, что ваш вид спорта действительно травмоопасный. Вы сами серьезные травмы получали?

— Я и сейчас нахожусь в состоянии травмы...

— А как же старты в Сочи?!

— Травма вовсе не означает, что спорт-смена надо собирать по косточкам, рассыпанным по всему склону. Лично я больше страдаю от травм хронических. Сейчас у меня от перегрузок болят коленные суставы. Но это вполне совместимо с тренировками и даже соревнованиями. Не отказываться же от Олимпиады, если уж я подошла к ней в такой хорошей форме.

— Недавно страшное падение случилось у трехкратного олимпийского чемпиона Томаса Моргенштерна. Когда разбиваются даже великие, у вас не возникает желания все бросить — от греха подальше?

— К подобным случаям я давно отношусь как к неизбежным атрибутам моей профессии. Надо свыкнуться с мыслью, что подобное может случиться с каждым. Но, к счастью, страшные падения случаются у нас нечасто. Со мной такое тоже бывало. Те, кто видел, как я рухнула однажды при приземлении, возможно, в первые секунды мысленно похоронили меня. Но и тогда травма оказалась не столь болезненная. К счастью.

— Скажите, а вам вообще знакомо чувство страха? И как вы с ним боретесь?

— Конечно же знакомо, ведь я девушка. Например, в самолете не люблю сидеть у иллюминатора — боюсь высоты. И когда начинается турбулентность, вся сжимаюсь. Но куда деваться, летать-то надо!

— Вы боитесь летать на самолетах, но при этом спокойно взбираетесь на огромные трамплины и прыгаете?

— Тут действует простой принцип: «Если уж поднялась на трамплин, то прыгай. Бояться и раздумывать надо было до того, как прийти сюда». На трамплине мне комфортнее, чем в самолете. Бывает чувство неуверенности, когда трамплин незнакомый. Но после первого-второго прыжка становлюсь спокойной.

— А какой вид спорта (кроме своего, конечно) вы любите больше?

— Если не считать прыжков с трамплина, то футбол. Если бы в подмосковном Чулково был женский футбольный клуб, то, может быть, я даже на трамплин не пошла — гоняла бы сейчас мяч в сборной России.

— Жизнь спортсмена постоянно вертится вокруг трех объектов — гостиница, арена, аэропорт. Приятные исключения бывают?

— Мы всегда стараемся в выходной день выбраться на экскурсии. Причем не по магазинам, а посмотреть старину, архитектуру, местную экзотику. Приятно удивил польский Краков. А в Венеции, где нам отвели пять часов, мы даже на гондоле по каналам покатались. От полноты чувств запели — по очереди с гондольером. Пели русские песни в узких улочках-каналах. Незабываемо! Еще в свободную минуту люблю почитать. Из прочитанного в последнее время выделю «Великого Гэтсби». Книга мне понравилась даже больше, чем фильм.

газета "Труд"

« Назад к списку

Наши спонcоры и партнеры: FIS Кондактио Олимпия Bosco