Последние фото

 

Сообщить о допинге

Александр Уваров: "Летающие лыжники получают не лучший инвентарь"

13 мая 2013

 

Президент Федерации прыжков на лыжах с трамплина и лыжного двоеборья России Александр Уваров в интервью агентству "Р-Спорт" рассказывает о ключевых моментах в подготовке сборных к Олимпийским играм в Сочи и сетует на техническую отсталость команд. - Как обстоят дела с тренировками на олимпийских объектах? - Тренеры должны понимать, что это завершающий год, и в силу того, что трамплинный комплекс и лыжная трасса в Сочи не использовались в подготовке наших сборных, мы должны думать над тем, как восполнить этот пробел. Нам много говорят о том, чтобы создать равные условия для всех спортсменов. Хорошо, никто не возражает, мы сами сторонники этого. Но о каких равных условиях можно говорить, когда Олимпийские игры или чемпионат мира проходят в отдельно взятой стране? Очевидно, что на сооружения, которые принимают спортивные мероприятия, первыми приходили, первыми тестировали и последними перед стартом тренировались местные спортсмены. Так было и так всегда будет. И нам важно знать свое "домашнее поле" и хорошо в нем ориентироваться. - Сколько спортсменов претендует на попадание на Олимпийские игры? Вопрос особенно актуален с двоеборьем, куда вы грозились отправить юниоров в случае провала на чемпионате мира. - С учетом кандидатов из основной сборной, это Нияз Набеев, Денис Исайкин, Иван Панин, Эрнест Яхин, Сергей Дьячук, Дмитрий Жарков, Евгений Климов, Тимофей Борисов и Самир Мастиев. Мы можем назвать хоть 20, но есть такое понятие, как олимпийская квота, и ее надо заработать. И если мы реалисты, то сегодня мы должны очень хорошо просчитать, кто может эту самую квоту завоевать. В лыжном двоеборье для участия в Олимпиаде будет отбираться 50 спортсменов по общему зачету Кубка мира, причем от каждой страны - не более четырех спортсменов. По прошлому сезону очки у нас имеет только Набеев, занимая при этом только 64-е место. Как страна-организатор мы имеем право выставить одного спортсмена в индивидуальные соревнования и состав - в командные. Но мы думаем о большем. И сегодня индивидуальный план подготовки спортсмена и календарный план мероприятий должны быть выстроены так, чтобы позволить нашим спортсменам завоевать как можно больше путевок на Олимпийские игры. Чтобы не мы их за ручку вели, а чтобы сам спортсмен боролся за это право. При нынешней ситуации в 50 попадает только Набеев. Для остальных идет расчет: кому сколько очков надо набрать и где их можно заработать. Исходя из этого и разрабатывается план подготовки. Кто из них попадет на Олимпиаду, нельзя загадывать. Хотя перспектив больше, разумеется, у тех, кто дальше прыгает и быстрее бежит. Однако побороться за четыре места будет непросто. К тому же подготовка восьмерки должна вестись с тем, чтобы в этом подготовительном периоде мы подтягивали молодежь, чтобы подготовка к Олимпиаде стала началом подготовки к Играм в Южной Корее. Есть технические сложности, потому что надо гармонизировать календари, выполнять обязательные требования. Но этот шаг необходим для повышения конкурентной среды. Помимо Набеева все в равных условиях. - В прыжках с трамплина ситуация получше. Здесь у нас дело одним человеком в очках не ограничивается. Несмотря на это, результаты их выступления в сезоне были признаны неудовлетворительными. Да и ситуация с главным тренером схожа с той, что в двоеборье - своей задачи он за год выполнить не сумел. Насколько оправданной была замена Александра Святова на Александра Арефьева? - Оценка сборной имеет две составляющих - "неудовлетворительно" за выступление на чемпионате мира и "удовлетворительно" за выступление на международных соревнованиях по ходу сезона. Такой компромисс был найден, поскольку в том же Кубке мира Дмитрий Васильев шесть раз был в десятке, Денис Корнилов завершил неплохо. У пяти спортсменов в активе набранные очки, отрадно, что Алексей Ромашов закрепился в сборной - он оправдал надежды. Поэтому оценки и разнятся. Вопрос о кадровом усилении сборной стоял, и мы его обсуждали до самого последнего момента. Но есть понимание, что новой команде тренеров для оценки состояния спортсменов и общей ситуации, разработки новой программы потребуется много времени, эта работа может закончиться только в октябре. То есть подготовительный период, за который спортсмены должны накопить ресурс для участия в Олимпийских играх, будет пропущен. Взвесив все за и против, мы совместно с Минспорта решили дать возможность нынешней команде тренеров реабилитировать себя и создать такие условия, чтобы команда сумела себя реализовать. Будем честны, если от двоеборцев никто не ждал результата - мы понимали, что если в 30-ку в индивидуальном зачете кто-то попадет, то все нормально, - то у прыгунов другая ситуация. Здесь ошибка связана с подводом спортсменов к этому важнейшему старту сезона. - Поэтому и немного удивляет, что Арефьев сохранил свой пост. В первую очередь по той причине, что он сам был готов его оставить и говорил о том, что уже есть списки его сменщиков, которые обсуждались чуть ли не с ним самим. - У нас изначально была товарищеская договоренность. На президиуме мы сразу сошлись на том, что если задачи не будут решены, то мы ждем их добровольного ухода, чтобы не учинять скандалов. К чести наших тренеров, они это прекрасно понимают, поэтому Арефьев сразу заявил, что готов уйти. "Я знаю свою вину, так что только дайте мне сигнал", - сказал он. Такая же история и с (главным тренером двоеборцев) Леонидом Чащиным. Да и (главный тренер женской команды) Алексей Боровитин, несмотря на то, что имел комплименты на фоне своих коллег, тоже понимает, что осталось много нерешенных задач. - То есть в истории с Арефьевым ему просто было решено дать второй шанс? - Да. - И состав, как я понимаю, тоже не должен измениться. В следующем сезоне мы увидим привычные фамилии? - Да, они подтвердили свое право, в том числе и на чемпионате России. Я думаю, что Денис Корнилов, Ильмир Хазетдинов, Дмитрий Васильев, Алексей Ромашов, Илья Росляков, Александр Сардыко готовы показывать хорошие результаты. Рассчитываем в отдаленной перспективе привлечь Максима Максимочкина и Владислава Бояринцева. При этом не могу сказать, что все безоблачно. Ведь Васильев - 22-й в общем зачете, Корнилов -32-й. А дальше все за 50. Да, олимпийская квота - 70 спортсменов, но за нее еще надо побороться. - Чтобы бороться, необходимо еще и хорошее техническое оснащение команды. С этим, судя по замечаниям того же Васильева после окончания чемпионата мира, есть проблема. Новые комбинезоны и лыжи до него к главному старту сезона так и не добрались. Понятно, что таких проблем в олимпийском сезоне быть не должно. - Подобных проблем быть не должно вообще. Это аксиома. Я уже не первый раз отвечаю на вопросы по поводу того интервью Васильева и делаю это, если честно, без большого удовольствия. Ведь очень важно, чтобы спортсмен и тренер думали о своей экипировке. Васильев - профессиональный спортсмен, он самый опытный в команде и потому он должен сам думать и понимать, что и когда ему нужно. Он должен понимать, что лыжи готовятся не за одну неделю и поэтому определять свои потребности по этим вопросам необходимо как можно раньше. При этом я не снимаю с себя ответственности за тех, кто должен был обеспечить этот заказ. Но это вопрос и к спортсмену. Если, к примеру, он в Чайковском за три недели до этапа в Сочи делает заявку, то он должен понимать, что заявку могут не выполнить. - То есть надо все планировать еще летом. - Конечно, уже сегодня мы должны понимать: когда, кому и сколько необходимо предметов экипировки. Всю ее надо хорошо протестировать. К тому же если вернуться к предыдущему вопросу, должен отметить, что комбинезонов у Васильева, конечно, не три. В силу того, что он всегда находится в одной весо-ростовой кондиции, у него этих комбинезонов может быть и 33. Но дело не в этом - его комбинезоны я считать не собираюсь. В его замечаниях есть справедливое требование, но, повторюсь, спортсмен должен понимать, в чем он идет на старт и как он экипирован. Те проколы, которые мы имеем, не только на совести тех, кого мы обеспечиваем, но и на совести спортсменов и личных тренеров, которые должны за этим следить и своевременно подавать сигналы SOS. - Если же говорить не столько о снабжении сборной экипировкой, сколько о качестве инвентаря... - Отвечу сразу: получаем не лучший инвентарь. Ссылки на то, что лучший инвентарь дают лучшим спортсменам меня не устраивают. Такая формула работает только в тех случаях, когда речь идет о подарке. Но если ты продаешь товар, то он должен быть лучшим для каждого покупателя. В противном случае - это недобросовестная коммерция. - И как решать эту проблему? Я так понимаю, что весь инвентарь идет из-за границы. - Да, мы ничего не производим. Поэтому нам не остается ничего, кроме как работать. Мы ведем переговоры с поставщиком, договариваемся о том, что приобретем товар только после того как его протестируем. А для этого надо вести систему актирования. Чтобы тот же Васильев написал акт, в котором будет указано, что протестировал лыжи и что они его удовлетворяют и расписался. И если у него возникнет вопрос, почему не те лыжи, мы ему покажем его собственный акт. Потому что никто, кроме спортсмена, не определит, в чем ему комфортно, а в чем нет, что отвечает его потребностям. - А насколько мы вообще успеваем за новинками в высокотехнологичном мире прыжков с трамплина? В ведущих сборных, насколько мне известно, есть целые лаборатории, которые сами способны совершенствовать инвентарь. Как у нас? - К сожалению, мы такого уровня пока не достигли и полностью полагаемся на достижения, которые есть в мировом спорте. - А ведется ли работа по исправлению такого положения дел? - Для этого в первую очередь необходимы центры прыжков с трамплина в стране. Сегодня они только появились, и мы договорились, что каждый из них открывает постоянную лабораторию по контролю за экипировкой. Мы эту задачу сейчас решаем. Следующий шаг - свои наработки. Но время нужно. Хотя при желании делать это и можно было быстрее. - Если говорить о прикладной стороне вопроса, совершенствование оснащения спортсмена серьезно сказывается на его результатах? - В конченом счете все это отражается на скорости разгона. Увеличение скорости разгона на 1 км/ч дает прибавку к длине прыжка на полтора-два метра. Вот и вся арифметика. - Существенный получается фактор. - Очень существенный. При этом необходимо понимать, что спортсмен зависим от того, комфортно ли ему в экипировке. - Иностранные специалисты, которые работали с нашими сборными, помогали нам идти в ногу со временем? - К сожалению, нет. Мы рассчитывали, что эти люди принесут нам все передовые технологии, но не получилось. Артем КУЗНЕЦОВ. «Р-Спорт», 10.05.2013



« Назад к списку

Наши спонcоры и партнеры: Трубная Металлургическая Компания FIS Кондактио Олимпия